Битва золотых шпор: кровь и честь Фландрии

Знаменитая Битва золотых шпор произошла 11 июля 1302 г. при Куртре (Фландрия), но и сегодня ещё вызывает немало эмоций.

Одни пытаются понять причины гибели цвета французского рыцарства, и говорят, что просто карта так легла. Другие считают, что победу фламандцам принесла их несравненная доблесть и организованность.

И вот, без особой надежды пролить свет на причины гибели французской армии под Куртре, давайте вспомним те славные события и то, что им предшествовало.

Разгневанные фламандцы

Итак, в начале 14 столетия Францией правил Филипп IV Красивый — тот самый, что в дальнейшем разрушит орден тамплиеров и будет проклят.

Задолго до этих событий он захватил графство Фландрия, которое в наши дни является одним из трех регионов Бельгии. Филипп сделал Фландрию своей провинцией и назначил наместника — Жака де Шатийона.

Естественно, де Шатийону не пришло в голову считаться с тем, что более прогрессивная Фландрия уже сменила феодальный строй на бюргерство.  Однако, следовало.  Потому что когда наместник Филиппа применил к бюргерам старые феодальные методы, те зароптали.

Однако и Филиппа Красивого так же не интересовали детали. Всё, что он хотел – это получать с новых владений максимальный доход. Поэтому он назначил высокие налоги, а те, как это водится, отлились простым ремесленникам и горожанам.

В результате, весной 1302 г. в Брюгге вспыхнул мятеж, которым руководил местный житель Питер Конинк.

На подавление мятежа 17 мая прибыл отряд из примерно 800 человек, во главе с де Шатийоном и королевским советником Пьером Флотте.

Напуганные горожане днем сдали Брюгге французам. А ночью неожиданно напали на спящий гарнизон и вырезали примерно 300 человек. Французов вычисляли по характерному акценту, вступая с ними в разговор, а затем убивали. Это событие вошло в историю как «Брюггская заутреня».

Памятник Яну Брейделю и Питеру де Конинку, которые организовали и провели Брюггскую заутреню — в том самом городе, где все и случилось.

Впрочем, некоторым французам удалось сбежать. Шатийон скрылся в замке Куртре, Флотте бежал в Лилль.

Кровь за кровь

С этого момента началась затяжная и кровопролитная война между Францией и Фландрией, потребовавшая от Филиппа Красивого больших финансовых затрат. Однако, всё же, исход этой войны нетрудно было предугадать.

Гражданам Брюгге некуда было отступать, и они обратились за помощью ко всем другим городам Фландрии. Все, кроме Гента, поддержали восстание.

Брюгге вооружался, рыл заградительные рвы, соединял их с рекой Лис, дабы заполнить водой…

Собравшуюся армию возглавили «очень храбрый и отважный сердцем юноша», клирик Гильом де Жюлье (известный, так же, как Вильгельм Юлихский) и Ги Намюрский. Они захватили Оденард и 26 июня осадили замок Куртре, который все еще удерживал французский гарнизон во главе с бежавшим Шатийоном.

Филипп Красивый не стал ждать и выслал на подавление восстания большую армию.

Ее ядром стала тяжелая конница, а командиром — Робер II Добрый (1250-1302), граф Артуа, славный рыцарь самого благородного происхождения. 8 июля Робер , вместе со своей армией, прибыл под Куртре.

Враги встретились…

 

Тринадцать сребреников

Три дня армии стояли напротив друг друга, в это время случались стычки, кто-то пытался восстановить мост, кто-то не давал, при этом Артуа позволил своим рыцарям и бойцам грабить окрестности Куртре. Как обычно это случается — те не только грабили, но и убивали попадавшихся им людей, говорят — обезглавили и осквернили статуи святых в церкви.

Между тем сам Робер де Артуа занимался разведкой, изучал фламандские укрепления и даже сумел купить план укреплений у некоего Пьера л’Оррибля за 13 ливров 10 су 10 денье (в парижской монете).

 

Неравные силы и боевой дух

Точное число сражавшихся неизвестно. Так, хронист Ван Вельтем называет цифру 7 тысяч человек, но с ним не согласен его коллега Вербрюгген. У Робера де Артуа, считает он, было около 2,5 – 3 тысяч рыцарей и оруженосцев, а так же 4,5 – 5 тысяч пехотинцев (арбалетчики, копейщики и так далее).

Воины Робера де Артуа

Воины Робера де Артуа

Со стороны фламандцев, как думают, было примерно такое же количество бойцов, однако опять же разные источники расходятся в данных. Называются цифры от 13 до 60 тысяч, при этом уже знакомый нам Вербрюгген насчитывает 8 – максимум 10,5 тысяч пехотинцев.

Здесь важно отметить, что основная сила французской армии — это тяжеловооружённые рыцари, все до единого — конные. При этом, им противостояли пешие фламандские ополченцы, практически неопытные и легкобронированные.

Фламандское ополчение

Фламандское ополчение

О доспехах, которые они носили, мы можем судить по резным изображениям на «сундуке из Куртре», воспевающем то сражение.

Мы видим фламандцев в кольчужных капюшонах с простыми шлемами, в стёганых куртках — гамбезонах, в боевых рукавицах, укрепленных железом. Они вооружены мечами, пиками, арбалетами, годендагами…

Поясним, что такое годендаг.  Это такая тяжелая дубина или короткое — очень короткое копье. Заканчивался годендаг  острым граненым наконечником, который всаживался в древко, словно гвоздь.

Вот, кстати, два таких наконечника годендагов, сохранившихся до наших дней.

Годендаг

А вот как выглядел годендаг в собранном виде можно увидеть на следующей иллюстрации. По одной из версий, фламандцы били рыцарям в шею этим граненым острием, попадая в одно из самых уязвимых мест в их броне. Убитый рыцарь ронял голову на грудь, словно бы говоря своим врагам «Доброе утро», или, если по-голландски, «goedendag».

Годендаг

Кстати, ополченцев поддержали некоторые фламандские рыцари. Одни хронисты утверждают, что их было несколько сотен, другие говорят всего о трех десятках.

Читая многие статьи на эту тему, я обнаруживаю противоречивые суждения о том, что это единственный случай, когда пехота выстояла против натиска тяжёлой кавалерии, но тут же говорят и о том, что вовсе это и не удивительно, и случаи такие бывали.

Так или иначе, но эта битва — битва между кавалерией и пехотой, между привыкшими к военному делу рыцарями и восставшими горожанами, между бюргерством и феодализмом.

 

Забыв о страхе

Преграждая французам путь к замку, фламандцы выстроились перед ним в несколько рядов. Первая шеренга стояла с пиками, уперев их древки в землю, и направив наконечники на атакующую кавалерию. Вторая шеренга — с годендагами, третья снова с пиками, и так далее.

Фламандское ополчение перед битвой прит Куртре

Прижимая друг друга плечами, воины не давали коннице ни малейшего шанса развалить их боевое построение, занявшее угол между городом Куртре и рекой Лис. На левом фланге – ручей Гренинге, справа – ручей Гроте (Большой).

Простые горожане очень боялись предстоящего боя. Они не знали, как выстоять им, неопытным пехотинцам, против профессиональных вояк, обладавших лучшим оружием и доспехами своего времени.

Но отступать им было некуда. Позади фламандцев оставались дома, семьи, дети и старые родители, как и у легендарного Гектора, за спиной которого была Троя.

И вот, наконец, на рассвете 11 июля французская армия получила приказ строиться.

Вставшие в первый ряд

Ги Намюрский посвятил Питера Конинка и двух его сыновей в рыцари, а с ними и ещё сколько-то известных горожан.

Посвящение Питера Конинка в рыцари

Посвящение Питера Конинка в рыцари

После молитвы и причащения — ведь никто не знал, встретит ли он живым завтрашний день, Ги Намюрский и Гильом де Жюлье одели простые каски и встали в первый ряд с пиками.

Перед боем всем был зачитан приказ:

1. В первую очередь убивать лошадей, затем добивать упавших рыцарей

2. Пленных не брать, любой, кто проявит жалость, будет убит.

3. Добычу не брать, всякий, кто займется мародёрством во время боя, будет убит.

4. Не отступать, под страхом смерти.

Надо думать, что в тяжёлые моменты, командиры удерживали людей от панического бегства, исполняя приказ… если только у них находилось на это время…

 

Звездный час французской пехоты

Всё началось с обстрела французских арбалетчиков,  так что фламандцы были вынуждены отступать. Арбалетчики прикрывали пехоту, которая всё более и более теснила ополченцев.

наконечники арбалетных болтов

Наконечники арбалетных болтов, найденные на месте сражения

Вот пехотинцы миновали рвы и уже вступили с фламандцами в ближний бой.

Робер де Артуа дал приказ пехоте отступать, полагая, что пора выдвигаться кавалерии, пока вся слава не достанется арбалетчикам. И вперёд понеслись рыцари, давя некоторых своих , не успевших отступить, пехотинцев.

Захлебнувшаяся атака

Говорят, что атакуя, всадники даже не замечали преграждающие им путь рвы, однако, врезавшись в первые ряды фламандцев, они неожиданно увязли. Фламандцы выстояли.

Атака французской конницы. Изображение на сундуке из Куртре.

Атака французской конницы. Изображение на сундуке из Куртре.

Со страшным грохотом бронированная конница великолепного французского рыцарства — избранные, лучшие из лучших — сшиблась с отчаянными фламандскими ополченцами.

Правое крыло французов чуть отставало, по центру им удалось глубоко врезаться в ряды фламандцев. Рыцарь Годфруа Брабантский поверг на землю Гильома де Жюлье и срубил его знамя. Он пробился в гущу фламандцев, и те поглотили его словно омут, стащили с коня и убили.

Подоспело правое крыло со стороны французов, но их натиск был отбит, и завязалась кровавая резня.

битва при Куртре

Подошедший резерв поддержал дрогнувший было центральный район, и фламандцы отважились на контратаку.

…И так случилось, что гордые рыцари вынуждены были отступать, а отступая, они вдруг начали падать в наполненные водой рвы, которые совсем недавно, при наступлении, легко перескакивали или даже не замечали.

Робер де Артуа, видя развитие событий, сам бросился в атаку, ведя за собой один из отрядов, уже хлебнувших французской крови, и резерв.

Однако резерв увяз в сражении, и Артуа со своими людьми столкнулись с войсками Ги Намюрского. В этот момент конь, на котором сидел де Артуа, провалился в воду, а его хозяин был убит фламандцами.

Гибель Робера де Артуа в битве при Куртре

Гибель Робера де Артуа

Бегущие с  поля боя французы, загнанные в воду, тонули. По слухам, реку Лис не переплыл ни кто, тогда как ручей некоторым удавалось пересечь. Конница была разбита, победа осталась за фламандскими пехотинцами.

700 золотых шпор

Уцелевшие французские войны бежали к Лиллю и Турнэ, фламандцы же преследовали их несколько километров. Пленных, как им и было приказано, фламандцы не брали.

После сражения с убитых французских рыцарей было снято несколько сотен золотых шпор (сообщается, что 700) — и шпорами этими были украшены стены церкви Куртре (нескольких церквей?). После этого события битве дали поэтичное название «Битва золотых шпор».

В местном музее ей посвящена целая экспозиция:

Золотые шпоры Музей в Кортрейке - сейчас так называется средневековый Кортре

…К вечеру 11 июля беглецы достигли Турне, где пытались обменять вооружение на продовольствие, а некоторые были без сил что-либо предпринять.

Жиль ле Мюизи: «С башен церкви Богородицы Турнэ, аббатства Св. Мартина и города они могли видеть бегущих по дорогам, сквозь изгороди и поля, в таком количестве, что никто из тех, кто не видел этого, не поверил бы…

В окрестностях города и в деревнях было столь много умирающих от голода рыцарей и пехотинцев, что то было ужасное зрелище. Пытавшиеся найти еду у города обменивали на нее свое снаряжение. Всю эту ночь и следующий день прибывшие в город были столь напуганы, что многие из них не могли даже есть«.

 

Итоги битвы

Весь цвет французского рыцарства остался на поле боя при Куртре. По мнению историков-хронистов погибло от 40 до 50% французских рыцарей, списки убитых в хрониках занимают несколько страниц.

«Со времени этого поражения, — пишет древняя хроника, — честь, значение и слава древнего дворянства и древней французской храбрости значительно упали, так как цвет тогдашнего рыцарства был разбит и унижен своими слугами, самым низким народом в мире: суконщиками, валяльщиками и другими ремесленниками, которые ничего не понимали в военном деле, и которых все нации презирали за их невежество, называя не иначе, как грязными зайцами.»

Тело Робера де Артуа было доставлено в ближайший монастырь для захоронения, но, по мнению французской стороны, это проделали ангелы.

Потери фламандцев, как полагают, были равнозначны французским, однако Фландрия праздновала победу. Недолгую, страшную, героическую победу.

Меч, найденный на месте сражения при Куртре

Меч, найденный на месте сражения

Победители по неизвестным причинам решили не хоронить убитых, ни чужих, ни своих. Как они могли решиться на такой шаг летом, в жару — непонятно, да ещё при том, что трупы оставались в воде, в водных источниках близ города.

Однако все они весьма воодушевились.
Джованни Виллани писал о тех днях: «Столь горды и неустрашимы стали фламандцы после своей победы при Куртре, что один фламандец с годендагом не боялся убить двух конных французских рыцарей«.

Однако не долго Фландрия праздновала свою победу. Война продолжалась и ряд последующих сражений дал обратные результаты. Фламандцы терпели поражения за поражением, и наконец подписали с Филиппом Красивым мир на очень невыгодных для них условиях.

Согласно договору, часть территории Фландрии признала вассальную зависимость от Франции, а часть полностью отошла к ней. Все зачинщики мятежа — герои Битвы золотых шпор — были выданы Филиппу Красивому, а церковь в Куртре, где висели золотые шпоры — сожжена дотла.

И что с того?

Многие и до сих пор спорят о том, почему битва при Куртре закончилась так неожиданно для французов? Как случилась, что армия городских ткачей разгромила рыцарей, профессиональных воинов с огромным боевым опытом?

Но это не единственный вопрос. Есть еще один.
А важна ли эта битва, в общемировом масштабе, скажем?

Оказывается, что, может быть, чрезвычайно важна. Затянувшаяся военная компания обернулась для Филиппа Красивого огромнейшими финансовыми затратами. Казну требовалось срочно пополнить. Уж не тогда ли пришла ему в голову мысль прибрать к рукам имущество ордена Тамплиеров?

Спустя пять лет после битвы Золотых шпор, в 1307 году, начались аресты и захват имущества Ордена.

 

Фото

Дж. Вандамме, Дмитрий Якушев, Вадим Козин, Виктор Лунченко, Алексей Авдейчев, Котоми, Рекс Харрис, greentool2002, социальная сеть «ВКонтакте» и страница фестиваля «Ратное дело».


ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? СДЕЛАЙТЕ РЕПОСТ - РАССКАЖИТЕ ДРУЗЬЯМ!!!
Вы можете делиться любыми материалами сайта "Людота" с помощью этих кнопок,
или вручную, но тогда должны указать автора материала и поставить активную гиперссылку на оригинал статьи

ДОБАВЛЯЙТЕСЬ К НАМ В СОЦСЕТЯХ!
| "ВК" - "Мечи. Доспехи. Быт" | "Facebook" - "Про мечи и доспехи" |

4 Комментарии

  1. Петя

    Не только тамплиеры. Не потому ли Робер Артуа был лишен своего наследства, что заставило его интриговать всю жизнь и в конце концов вынудило его стать зачинщиком Столетней войны?

    1. Илья

      Ну зачинщиком то стали давно назревавшие вопросы деления территорий Франции и Британии . Династии обеих стран были в кровном родстве и постоянно думали как оттяпать те или иные территории по закону и в конце концов скатились к беззаконию .

      1. Николай Чеботарев

        Мне иногда вся эта средневековая дележка территорий напоминает долгоиграющий дебош в некой коммуналке, где царят свободные нравы. Все друг с другом спали, все друг другу родня, все друг друга готовы убить за лишние квадратные метры.

  2. Илья

    Филлип был еще тот мерзкий королишка по жизни!… 🙁 »Красавец» фигов! 🙁

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *