Правила жизни: плохой король Джон

Есть в истории правители, которые хотели совершить что-то полезное, но большинство их начинаний, оканчивалось провалом. Одним из таких людей был брат Ричарда Львиное Сердце, известный как Иоанн Безземельный, или, в народе, «король Джон».

Король Джон - Иоанн Безземельный

Сегодня мы знаем Ричарда и Иоанна как «хорошего» и «плохого» королей.  Справедливо ли такое представление о них?

Трудно судить. Вне зависимости от времён, человек остаётся человеком — со своими проблемами, достоинствами и недостатками. Что же ему помешало? Тотальная неудачливость, бесталанность или же клевета и наговоры врагов?

Четвертый — не лишний.

Родился я, когда матери моей, блистательной Алиеноре Аквитанской было уже за сорок.
В то время у моих родителей пошли разлады и мать уехала на континент. Разлады продолжались и дело дошло до мечей, так что, в конце концов, отец запер ее в темнице. Так что, можно сказать, я толком не знал ни ее, ни его.

Мне тоже досталось — правда, не за что-то, а вопреки всему. Это ведь именно по воле отца я стал Безземельным. Невеселая история — король Генрих II был так рассчетлив, что разделил свои королевские владения между старшими сыновьями. А потом родился я — но было уже поздно…

В общем, вместо земель я получил прозвище. Иоанн Безземельный – прекрасное имя, особенно если рядом есть брат, которого зовут Ричард Львиное Сердце.

Другим не стану.

Что  мог чувствовать я, прекрасно понимая, что мне, кроме титула, не светит ничего? Каково королевскому сыну расти Безземельным?

Но это было далеко не всё. У матери моей, великолепной Алиеноры  был любимец — её аквитанский сын, который воспитывался и обучался ею. Ричард прочно занял, а потом и полностью заполонил всё её сердце без остатка, не оставив там места  никому из нас.

Что же оставалось мне, опоздавшему ко всему, чему только можно?

Наверное только внимание отца.  Не знаю, было ли то настоящей любовью отца к сыну или просто жалостью, да и не важно это совсем.  Король Генрих, к чести его, все-таки задумался:  что бы такого сделать, чтоб не обделить землями и меня?

Вид с башни Генриха II в Дуврском замке

Вид на земли Генриха II с его башни в Дуврском замке. Во время его правления замок в Дувре был полностью перестроен. Все строительство обошлось Генриху II в 6 тысяч 300 фунтов. стерлингов.
Король Генрих не дожил до окончания строительства, и его дело заканчивали по очереди сыновья — сперва король Ричард, потом — король Джон. Большую часть работ выполнили в правление Иоанна, хотя первое время он не проявлял интерес к Дувру. Однако, потеряв Нормандию, он переселится именно туда.

Этот его порыв был мне очень по сердцу и в то же самое время совершенно не нравился моим старшим братьям. Ну и Бог с ними.

Я-то уже многое освоил из того, что должен уметь последний сын и никому не нужный в борьбе за трон соперник. Хитрить, изворачиваться, понимать, когда можно и выгодно поменять свою позицию, когда удобно поддержать одну сторону, а когда другую.  Кстати, Ричард поступал точно так же, но в укор ему  это никогда не ставили.

Однажды я подслушал разговор двух наших конюхов. Оказывается, семейные передряги Плантагенетов обсуждали даже на континенте. Неприятно, конечно, но с такой семейкой ничего другого ждать и не приходилось.

Затаись и жди. Помни о цели.

Мне казалось, что впереди нет никаких перспектив, и мой удел лишь мечтать о землях и власти. Но Всевышний был милостив ко мне…  Летом 1183 года умер мой старший брат, Генрих Молодой Король, а через два года, прямо во время турнира, нас покинул рыжий стихоплет Джеффри II. На этом сыновья у моих родителей почти закончились, оставались только Ричард и я.

В восемьдесят девятом, через неделю после кончины отца, на английский трон взошёл Ричард, и сразу же отправился в Крестовый поход – чего еще было ждать от этого забияки? И вскоре был  пленён.

Представляете? Так у меня появились основания занять престол. Ведь всякое может случиться. А вдруг Ричард и вовсе не вернётся? Такой расклад выглядел  замечательно. Я впервые видел свою мечту так реально, ибо других претендентов на английский трон в тот момент не было… ну, почти не было. Кроме моего племянника Артура, сына Джеффри. Но пока он был еще очень юн, так что я не воспринимал его всерьез.

Брат — не преграда

Оставался только Ричард.

Ричард Львиное Сердце, кумир всех вокруг и любимец матери.  Герой малополезных приключений. Я всегда находился в его тени…

В тени короля-бродяги, чьё правление скорей напоминало  Крестовый поход. Его постоянные разъезды, конечно же, били по казне, и как только ему требовались деньги, он сразу же вспоминал про Англию.

Ричард Львиное Сердце в Святой Земле

При всём перечисленном, им восхищались и слагали легенды, а я был как всегда ни при чём. Но я-то уже знал, что английский трон будет моим! Я готовился.

Пока мой воинственный брат поднимал пыль на Востоке и гонял неверных,  я  всячески поддерживал слухи, что Ричард погиб в Крестовом походе, что он не вернётся в Англию, что ждать короля дело бестолковое.

И однажды Ричард Львиное Сердце попал в плен.  Допрыгался…

Все семейство пришло в движение. Только пока моя дражайшая мать билась за его освобождение и собирала 150 тысяч марок на выкуп, я тоже не оставался в стороне.

Я мало-помалу  доплачивал Леопольду Австрийскому, чтобы Ричард погостил в его плену подольше.  Император был только рад помочь хорошему человеку – тем более, сильно нуждался в деньгах.

Но рот всем не заткнешь,  и наша сделка вскоре стала известна многим. Затем последовало мое изгнание, и много чего еще. Но главное — моя репутация. Король Джон стал негодяем. Мне пришлось смиренно просить у брата прощения за проделанное.

Король Джон просит прощения у Ричарда Львиное Сердце

Ну а чего вы ждали? Да, я не хотел, чтобы он не вернулся. Ну, да, немного увлекся, но ведь у меня была цель – вернуть то, чем меня всегда обделяли… А для достижения цели все средства хороши.

Бог дал мне корону. Отныне решаю я!

И однажды гонец привез отличную новость.
Ричард Львиное Сердце погиб. Застрелен из арбалета при осаде замка Шалю-Шаброль.

Сложно описать ощущения от подобного витка судьбы. Всевышний сказал: «просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят». И вот наконец это случилось, пусть даже при содействии французского короля Филиппа Августа.

Например, наша английская знать познала вкус власти, поэтому мне пришлось ставить ее на место.

Но для начала я усмирил шотландцев, решивших, что им можно слишком многое, и наладил обострившиеся отношения с уже подросшим племянником, с Артуром Бретонским.

Я всегда был за то, чтобы окружить себя людьми верными, и поэтому всех, кого мне навязывали, старался оттолкнуть от себя. Так мы поссорились с Папой.

Папа Иннокентий II

Он рекомендовал – назовем это так – архиепископа Стефана, а я хотел видеть вместо него человека проверенного, того, кого знаю лично.

И стоило мне один раз показать зубы, как началось. Пошли споры: имеет ли право король вмешиваться в дела церковные, принимать участие в назначении епископов, как он должен обращаться с налогообложением духовенства, с наказанием священников.

В этой борьбе я терял над собой  выдержку, с которой у меня всегда были нелады.

В ответ, Иннокентий III отлучил меня от Церкви, а на всю мою страну наложил интердикт. Пять лет мы не могли ни крестить младенцев, ни венчать супругов в пределах Англии. Представляете? Наши крестоносцы проливали кровь во Святой Земле, а вернувшись на родину оставались без Мессы!

Увы, против Папы король не всесилен, и мне пришлось признать себя его вассалом. Но это безумие следовало остановить!

Отчасти я  понимал, что, конфликты с духовенством очернят мое имя, ведь историю у нас пишут в монастырях. Но совладать с собой просто не мог. Как-то  вмешавшись в суд над неким  церковником, бросил в сердцах: «Казнить его!»  И пускай! Кто они такие, чтоб диктовать мне свою волю?!!

Я всегда прав. А если не прав, то это не я

В 1200 году я женился во второй раз на Изабелле Ангулемской.

Недоумки-хронисты рассказывали, что я похитил невесту у своего собственного вассала Гуго Лузиньяна, и это подрывало мою репутацию.  Глупцы! Ведь никто из них не подумал, что это был ловкий политический ход…

Хотя, может и не глупцы? Может, кому-то было выгодно представить меня исчадием ада?

Изабелла Ангулемская

В общем, повторяю, это был всего лишь маневр. Потому как те земельные владения, что принадлежали правителям Ангулема, то есть роду моей Изабеллы, а затем Лузиньянам — это как раз та территория, которая позволяла нашей короне безболезненно контролировать владения и в Аквитании, и в Анжу. Что-то наподобие  мостика между ними.

Можно гордиться проделанным.  Ведь я сумел совместить приятное с полезным: выгодно женился (да, короли тоже стараются выгодно жениться), и сохранил контроль над  территорией.

Ну а то, что в глазах европейских дворов мой поступок выглядел недостойным, то это их головная боль. Пусть меньше смотрят на других – сами хороши!

Не ошибается тот, кто ничего не делает.

Та история с обиженными Лузиньянами  имела длинное продолжение, ведь они обратились с жалобой к французскому королю Филиппу II Августу. А он, напомню, формально был моим синьором – клятву  вассальной верности я принес Филиппу еще при жизни Ричарда – на то были свои причины.

Знаете, что получилось дальше?
Меня – короля Англии, вызвали на суд синьора! Вот это уже точно  бред!

Король Джон в радумьях

Естественно, я остался дома. И тем самым развязал Филиппу  руки.

Понимаете, в мое время справедливыми всегда и везде считались только война за веру и война против непокорного вассала. И этим вассалом Лузиньяны выставили меня. Опять король Джон стал плохим… Судьба у меня, что ли, такая?..

История эта развивалась и на втором году моей счастливой супружеской жизни началась война. Все произошло стремительно — французы быстро продвигались по моим владениям на территории своей страны…

Мне так  хотелось овеять своё имя воинской славой, но не получилось. Всё же были в том мои промахи, упущения. Каждый имеет право на ошибку, но…далеко не каждому они прощаются.

В общем, Англия… я… мы потеряли Нормандию.

До меня доходили слухи, что после этих событий меня наградили унизительным прозвищем «Мягкий Меч». В сравнении с этим,  прозвище  «Безземельный» уже не звучало так гнусно.

Для полноты картины меня ещё обвиняли в смерти племянника,  того самого Артура Бретонского.

Слухами земля полнится, но кто будет отделять зёрна от плёвел? Припомнив как я задерживал Ричарда в плену, многие из многих были готовы принять тот факт, что я способен и на убийство родственника.

Принимая корону, будь готов принять и крест.

Проблемы не отпускали и здесь, в Англии.  Я продолжал ссориться с церковью и с собственными баронами. Забот  добавляли Шотландия и Уэльс.

Шотландия

Шотландский король Уильям Лев пытался держаться, но после того, как я осадил несколько шотландских замков, стал куда сговорчивее.

Уэльс последовал примеру Шотландии, но здесь особых усилий прикладывать не пришлось. В царящем там хаосе, подчинение Англии выглядело наиболее разумным решением.

Недовольные же властью есть всегда. Речь не о простолюдинах, которые, как водится, всегда и всем недовольны, я сейчас говорю о  сословии благородном.  Помимо прочего, им не нравился мой закон о лесе и судебные разбирательства, которые я хотел контролировать сам или с помощью шерифов.

Подорванное положение моей власти давало крен.  Конфликт с папой привёл к потере верности моих английских подданных. Да и запрет на богослужения подстрекал их на бунт, ведь он давал  прощение любому действию против меня. Что ж… Удобный повод избавиться от неугодного монарха.

Великая Хартия Вольностей

Великая Хартия Вольностей. Была подписана в 1215 году. К сожалению, перед нами не оригинал — он был утерян. Однако его копии — всего известно четыре — так же весьма древние.

Чтобы выиграть время, я выполнил требования  баронства, подписав Великую Хартию Вольностей. Она несколько ограничивала права короля, предоставляя рыцарству и, конечно же, церкви, привилегии. Я подписал Хартию просто для того, чтобы утихомирить страсти, ибо знал, что юридически всегда возможно отменить подписанное. Кто же знал, что потом она обернется парламентом, свободами и всяческими кровопролитиями.

Но на тот момент у меня были дела поважнее. Например, требовалось усмирить враждебных баронов, и для этого мои воины старательно опустошали их земли. Было увлекательно, особенно после потери Нормандии, но недолго.

На юге высадился французский десант во главе с принцем Людовиком.

Людовик Французский

Поэтому я выступил им навстречу, имея при себе всё самое дорогое что есть, включая корону. Неудача постигла нас еще при переходе через залив Уош. Был прилив, обоз провалился, и сундук с казной потонул. Вдобавок я еще очень плохо себя чувствовал, но французов требовалось покарать и я продолжал путь.

В  Ньюарке мне стало совсем плохо. Я немедленно составил завещание и передал право на трон своему старшему сыну Генриху.

Говорят, что свою смерть можно почувствовать. Если так, то теперь я знаю, как звучат ее тихие шаги, когда она кружит вокруг тебя, постепенно приближаясь…

Литература

Робин Иглз  «История Англии. Подробный исторический справочник по истории» (пер. с англ. Горевцова)

Фото

derhur,  сайт goodfon.ru, социальная сеть «ВКонтакте».


ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? СДЕЛАЙТЕ РЕПОСТ - РАССКАЖИТЕ ДРУЗЬЯМ!!!
Вы можете делиться любыми материалами сайта "Людота" с помощью этих кнопок,
или вручную, но тогда должны указать автора материала и поставить активную гиперссылку на оригинал статьи

ДОБАВЛЯЙТЕСЬ К НАМ В СОЦСЕТЯХ!
| "ВК" - "Мечи. Доспехи. Быт" | "Facebook" - "Про мечи и доспехи" |

3 Комментарии

  1. Георгий

    На счет Артура Бретонского не все так просто. Например, Режин Перну ( книга о Ричарде Львиное Сердце — на русском в серии ЖЗЛ) полагает, что Иоанн таки убил племянничка. Причем лично, если правильно помню, —  заколол кинжалом и утопил во время личной встречи. Впрочем, Перну как и все дамы исследовательницы например Ульрика Кесслер( книга оРичарде в серии «След в Истории»), нежно любит Ричарда и к Иоанну относится соответственно. В любом случае прямых доказательств все же нет. Да и Артур сын Жоффруа Бретонского был человеком неприятным. Воспитывался он при французском дворе Филиппа II и терпеть не мог своих кровных родственников, которые долгое время пытались с ним как-то договорится и помирится.

  2. Инна Колеватых

    Так и есть. Доказательства отсутствуют, лишь предположения.  
    Но большинство историков всё  же вешают  на Джона  убийство племяша.
    Лично я в это не верю.  Джон был достаточно умён, чтоб поступать так опрометчиво. 

    Уважаю этого короля. Он, в отличие своего брата, хоть что-то пытался сделать для многострадальной Англии. 
     

  3. Дионис

    А уж каких басен наплели про Ивана Васильевича!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *